idelsong: (Default)
[personal profile] idelsong
  Еще про подвиги В.В.Крестовского


…Кауфман учредил в Ташкенте публичную библиотеку, которая ко времени приезда Черняева, насчитывала более пяти тысяч томов, не считая туркестанского сборника Межова, стоившего огромных денег. Черняев, относившийся недоброжелательно ко всему, что было сделано Кауфманом, не мог равнодушно смотреть па библиотеку, огромное значение которой мог отрицать разве какой-нибудь зулус или готтентот. Библиотека мозолила глаза Черняеву, и вот однажды он приказывает Крестовскому обревизовать библиотеку. Автор «Петербургских Трущоб» исполнил поручение и представил Черняеву доклад, в том смысле, что ташкентская публика, кроме «Черной собаки» и «Желтой Пантеры» Майн-Рида, ничего не читает.

Этого было довольно Черняеву, и вот на глазах у всех совершился беспримерный в летописях цивилизованных народов факт. Генерал-губернатор приказал раздать всю библиотеку по казармам и госпиталям!!!

Приказание было, конечно, исполнено, и вскоре из дверей богатевшего книгохранилища стали вывозить огромные ворохи книга. Через неделю библиотека опустела! Величайший акт вандализма был совершен, и едва ли его могут искупить военные заслуги Черняева.

К счастью, распоряжение Черняева не имело дурных последствий. Назначенный вместо него генерал-губернатором Розенбах тотчас по прибытии в Ташкент приказал вернуть все книги в здание библиотеки. При проверке возвращенных книг, не досчитались около ста томов, которые легко было прикупить. С тех нор библиотека с каждым годом увеличивается и в настоящее время составляет гордость и славу Ташкента.

Федоров Г. П. Моя служба в Туркестанском крае

И вот другое описание того же события:

Назначеный после смерти К. П. Кауфмана туркестанским генерал-губернатором генерал-лейтенант Н. Г. Черняев, посвятив первые месяцы своего пребывания в Ташкенте реорганизации различных учреждений, возникших при покойном Константине Петровиче, обратил наконец внимание и на общественную библиотеку. Ближайшее ознакомление с нею и установившимися в  ней порядками, а равно отношениями к ней со стороны местного общества, Черняев возложил на своего чиновника особых поручений, известного автора ”Петербургских трущоб”, В. В. Крестовского. Исполнив это поручение, Крестовский доложил Черняеву следующее.

Число абонентов библиотеки и посетителей ее крайне ничтожно; отпускаемая на пополнение библиотеки сумма, в размере 400 руб. в год, расходуется не на приобретение полезных изданий, а на выписку различных газет и журналов, до юмористических листков включительно ; подписчики и посетители библиотеки читают преимущественно романы и притом такие, как ”Всадник без головы”, ”Черная собака”, потом сказки Боккачио и, наконец, произведения Белло, Ксавье-де-Монтепена, Грегора Самарова и т. п.; но еще большую долю внимания читатели посвящают повременным изданиям, между которыми первое по количеству спроса место занимают журналы: ”Дело”, ”Отечественные Записки”, ”Вестник Европы” и проч., и что из русских авторов наиболее требуются сочинения Салтыкова, Добролюбова, Писарева, Некрасова и Шеллера (А. Михайлова); значительно меньшим спросом пользуются Тургенев, Достоевский, Гончаров и Григорович, еще меньшим — гр. Лев Толстой и Островский и самым ничтожным — Пушкин, Гоголь и Лермонтов. Большинство классических русских писателей прежних периодов литературы, а также и большинство трудов русских ученых, совершенно никем не читаются. Впрочем, для одной, ничтожной группы лиц, пользовавшихся книгами Ташкентской публичной библиотеки, Крестовский сделал исключение, пояснив, что выбор чтения их резко отличается от общего, охарактеризованного выше, уровня, оставаясь в сфере научных и специальных военных вопросов. В заключение своего доклада Крестовский высказал, что хотя библиотека и обладает довольно значительным выбором книг для чтения серьезного, в особенности по отделам азиатскому и туркестанскому, но большинство ее читателей сочинениями этого рода вовсе не интересуется, а то, что составляет предмет интереса этого большинства (судя по количеству и качеству спроса), к сожалению, низвело это прекрасное по своей мысли учреждение на степень обыкновенной публичной читальни, с довольно низменным, а отчасти и тенденциозным характером.

Усмотрев из рапорта Крестовского, что усвоенное публичною библиотекою направление не соответствует серьезным и полезным целям, какие высшею администрациею края имелись в виду при ее устройстве, генерал Черняев признал за более полезное: 1) дальнейшее существование этого учреждения в качестве самостоятельного прекратить с 1 января 1883 года; 2) отделы библиотеки: среднеазиатский и туркестанский, с сочинениями, имеющими специальное значение в отношении знаний, выделить из состава ее и передать в Ташкентский музей, с тем, чтобы при нем составилось специальное по азиатским вопросам книгохранилище, где могли бы заниматься люди серьезно интересующиеся изучением Азии; 3) расходуемую на библиотеку сумму обратить на содержание музея и пополнение книгохранилища приобретением вновь выходящих изданий и сочинений, имеющих специальный интерес по азиатским вопросам вообще и по Туркестанскому краю в особенности; 4) книги военно-научного и военно-исторического содержания передать в библиотеку штаба войск туркестанского военного округа, с тем, чтобы из нее безпрепятственно, но с известными гарантиями за сохранность книг, могли пользоваться этими изданиями офицеры, готовящиеся к поступлению в высшие военно-учебные заведения; 5) сочинения русских и иностранных классических писателей и издания обще-учебного характера передать в распоряжение главного инспектора училищ Туркестанского края, на пополнение библиотек тех учебных заведений, где окажется надобность; и 6) все же остальные издания и книги смешанного и праздного характера, — в виду того, что потребности любителей легкого чтения с избытком могут удовлетворяться из двух имеющихся в Ташкенте общественных читален, содержимых частными предпринимателями, — продать с публичного торга, кроме пожертвованных, известив предварительно, на основании закона, особыми публикациями, о дне и месте продажи; вырученную от этой операции сумму обратить на пополнение средств [136] Ташкентского публичного музея. Отдав соответственный этим решениям приказ по краю (от 31 декабря 1882, № 312) генерал Черняев в то же время назначил из нескольких лиц комиссию для рассортирования библиотечных книг по указанному в приказе назначению. Спустя некоторое время после этого распоряжения, генерал Черняев, вследствие ходатайства сыр-дарьинского областного врача, словесно отменил свое решение о продаже с публичного торга книг ”смешанного и праздного характера” и приказал передать их в местные лечебные учреждения для выдачи больным.

Распоряжение о закрытии публичной библиотеки, существовавшей до того времени в течение более 12  лет, произвело на ташкентское общество удручающее впечатление. С большим трудом организованная и так долго и заботливо лелеянная основателем ее местная публичная библиотека была в этом городе единственною, и прекращение дальнейшего ее существования лишало общество возможности удовлетворять свои умственные потребности; людей же, занимавшихся в крае научными исследованиями, ставило в крайне затруднительное положение в отношении пользования при своих работах необходимыми литературными материалами. Под давлением этого впечатления некоторые из гласных городской думы, встревоженные расформированием библиотеки, приказанием распродать значительную часть ее с публичного торга и неопределенностью условий сосредоточения при музее наиболее ценных отделов — среднеазиатского и туркестанского, внесли в думу предложение: не признает ли она возможным войти к главному начальнику края с ходатайством о передаче упраздняемой библиотеки на попечение городского общества. Исходя из соображений: что, на основании 4 пункта 2 статьи город. положения 16 июня 1870 года, к предметам ведомства городского общественного управления принадлежит устройство на счет города театров, музеев и библиотек; что город, лишившийся возможности пользоваться упраздняемою публичною библиотекою, не в состоянии завести свою собственную; что публичная библиотека, как достояние не только государственное, но и общественное, не имеет права поглощать на свое содержание средства исключительно государственные, так как обязанность создавать и поддерживать подобные учреждения всецело лежит на обществе, и что, наконец, существующая в Ташкенте частная библиотека, преследующая одне лишь спекулятивные цели состоит большею частию из переводных беллетристических произведений и не может удовлетворять даже лиц, любящих одно только легкое чтение, — авторы предложения рекомендовали думе принять публичную библиотеку на свое иждивение и тем спасти это дорогое учреждение от расформирования. Указывали, что в случае перехода библиотеки к городскому обществу содержание ее не ляжет тяжелым бременем на город и общественной кассы не обременит. рассмотрев это предложение в заседании 22 декабря 1882 г., городская дума выразила полное согласие на принятие библиотеки на свое иждивение и для принесения главному начальнику края ходатайства по этому предмету избрала депутацию из шести гласных.

Генерал Черняев, до которого на другой или на третий день после думского заседания дошли сведения о предположенном ходатайстве, на попытку думы к удержанию библиотеки в существовавшем до 1883 г. положении посмотрел так сурово, что дума была вынуждена дальнейшего хода этому делу не давать...

Работы по рассортированию библиотеки, состоявшей к 1 января 1883 года из 13.040 томов, продолжались девять месяцев и закончились передачею книг по военным наукам и военной истории (2496 томов) — в библиотеку штаба туркестанского военного округа, сочинений русских и иностранных классиков и изданий обще-педагогического содержания (846 томов) — главному инспектору училищ Туркестанского края, а книг по беллетристике (514 томов) — в ташкентский военный госпиталь. Книги научного содержания, сочинения, имеющия специальное значение по отношению к Азии вообще, периодические издания энциклопедического характера, заключающия в себе или научные статьи вообще, или же имеющия интерес для изучения Азии, всего 9184 тома, коммиссия уложила в ящики и впредь до окончания ремонта здания, предназначенного для помещения музея и книгохранилища, передала в генерал-губернаторскую канцелярию на хранение.

Прибавлю к этому, для более полного освещения картины, что коммиссия по рассортированию библиотеки, во главе которой стоял старый туркестанец времен К. П. Кауфмана, повела это дело так, что все общелитературные периодические издания за несколько лет, относящияся, по смыслу черняевского приказа, к категории книг смешанного и праздного характера, подлежавших продаже с публичного торга, уцелели в библиотеке, в качестве изданий, заключающих в себе, вместе с беллетристикой, и научные статьи.

Назначенный затем вместо генерала Черняева новый генерал-губернатор, генерал-адъютант Н. О. Розенбах, по ознакомлении с делом о библиотеке не только восстановил эту хранительницу сокровищ человеческого гения, но своим внимательным и сочувственным отношением к ней с лихвою возместил ущерб, нанесенный ее закрытием.

 

Profile

idelsong: (Default)
idelsong

June 2013

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:21 am
Powered by Dreamwidth Studios